быть счастливыми в гневе

Порой гнев приносит пользу

«Любой человек может рассердиться — это очень легко; но рассердиться на правильного человека, в правильной степени, в правильное время, с правильной целью и правильным способом не так просто и дано не каждому».

Так более двух тысяч лет назад писал Аристотель в своём классическом труде об искусстве риторики. Его слова немного не соответствуют современной концепции гнева. Сегодня мы склонны воспринимать его как пагубную эмоцию, способную разрушить наши отношения с другими людьми и навредить карьере. И действительно, куда ни кинь — повсюду теории управления гневом: контролируйте его, говорят они, подавляйте так-то и так-то. Однако в последнее время психологи движутся навстречу Аристотелю. Выясняется, что не так всё плохо. Порой в личных отношениях и на деловых переговорах гнев очень даже к месту.

«Иногда он помогает нам достичь цели и тем самым быть счастливыми и здоровыми в долгосрочной перспективе», — считает, например, Бретт Форд из Калифорнийского университета в Беркли (США). Просто надо, как говорил великий грек, знать, когда, где, почему и как. Иными словами, стоит учиться стратегическому применению гнева, не позволяя ему управлять нами.

Философы издавна размышляют о природе гнева, и в большинстве случаев он признаётся эмоциональным ответом на провокацию. Неуважение со стороны нижестоящего сотрудника, выпад в адрес вашего ребёнка, нежелание босса выслушать ваше мнение — всё это способно привести к увеличению частоты сердечных сокращений и выбросу адреналина. Люди по-разному реагируют на эти физические изменения. Если вы часто поддаётесь на них, вас начинают бояться, а результатом могут стать потеря друзей и семьи, проблемы с работой.

Тем не менее Дженифер Лернер, работающая ныне в Гарвардском университете (США), сумела показать, что гнев может принести пользу. Она собрала информацию об эмоциях почти тысячи взрослых американцев и подростков через девять дней после террористического нападения на США 11 сентября 2001 года и в последующие годы. Оказалось, что люди, которые злились на террористов, более оптимистично смотрели в будущее, чем те, которые боялись. Мужчины гневались сильнее женщин. Кроме того, публикации в СМИ, которые злили людей, приводили к тому, что последние меньше боялись гибели в результате теракта и были готовы поддержать агрессивный ответ на атаку.

В лабораторном исследовании г-жа Лернер выяснила также, что люди, которые в стрессовой ситуации сердятся, а не пугаются, обладают более низкой биологической реактивностью с точки зрения кровяного давления и уровня гормонов стресса. Это означает, что, когда вы находитесь в ситуации, которая сводит вас с ума, и когда ваш гнев оправдан, то эмоция вам во благо. Г-жа Форд и Майя Тамир из Еврейского университета (Израиль) пошли ещё дальше: они обнаружили, что люди, которые чаще испытывают гнев, чем радость, контактируя с другими людьми, в целом живут лучше. Причём люди, от природы более раздражительные, лучше управляют своими эмоциями себе на благо.

Исследования г-жи Лернер продолжил также Эндрю Ливингстон из Университета Стирлинга (Великобритания). Он изучал реакцию групп людей, имевших что-то общее и объединённых случайно, на неприятные сообщения — например, о том, что государство планирует прекратить финансирование охраны объектов культурного наследия в Южном Уэльсе. Оказалось, что гнев сильнее любой другой эмоции объединяет людей, имеющих нечто общее, и побуждает их к действию.

Г-жа Форд отмечает также, что чувство гнева заставляет людей искать какой-то компенсации. И если ею оказывается улучшение условий труда или, скажем, более широкие социальные изменения, гнев может сыграть огромную роль в жизни человека и всего общества. «Махатма Ганди с его идеей ненасильственного сопротивления — прекрасный пример контролируемого гнева, — говорит исследовательница. — То же самое демонстрировали нам Нельсон Мандел и Малкольм Икс — невероятно популярные лидеры, которые с помощью гнева исцеляли целые нации вместо того, чтобы причинять им боль».

Гнев имеет важное значение для мобилизации общества, соглашается Николь Тауш из Университета Сент-Эндрюс (Великобритания). Её группа сравнила студенческие протесты против введения платного образования в Германии, борьбу индийских мусульман с неравенством и реакцию британских мусульман на «войну с террором» британского правительства. Хотя всеми этими людьми двигал гнев, они организовывали мирные демонстрации в надежде убедить оппонентов. В данном случае гнев может означать, что человек по-прежнему чувствует себя активным участником политического процесса. Иными словами, гнев — признак здоровой демократии, а вовсе не угроза ей.

Если гнев способен послужить высшей цели, он может пригодиться нам и в деловой сфере — при условии, что вы позволяете ему прорываться только в нужный момент. Например, вместо того, чтобы наказать провинившегося, менеджеру следует использовать силу эмоции для скорейшего решения возникшей проблемы. Некоторые дальновидные руководители даже специально злят подчинённых, подстёгивая мозговой штурм.

Есть сведения и о том, что политические и деловые лидеры, которых скандалы сердят, а не печалят, заслуживают в глазах наблюдателей более высокий статус. Но это справедливо только для мужчин. Если эмоционально реагирует женщина, её просто считают стервой, а для мужчины это нормально. Например, Виктория Бресколл из Йельского университета (США) указывает на то, что карьере Хиллари Клинтон сильно повредила её несдержанность.

Известно, что сердиться на переговорах тоже бывает полезно, но и тут есть важное исключение. Хайо Адам из международной бизнес-школы INSEAD обнаружил, что уступки сердитому партнёру склонны делать американцы европейского происхождения, а азиаты и американцы азиатского происхождения поступают совсем наоборот. На Востоке неуместно демонстрировать свой гнев. Когда в начале 1990-х годов Билл Клинтон привычно разозлился на переговорах с японцами, это ему не принесло успеха.

Хорошо, а как насчёт семейной жизни? Эрнест Харбург из Университета штата Мэриленд (США) показал, что люди, подавляющие гнев в споре с супругом (супругой), умирают раньше. Исследователь считает, что подавление гнева повышает кровяное давление, что в долгосрочной перспективе влияет на продолжительность жизни. В общем, толерантность, проповедуемая религиозными деятелями и пацифистами, не всегда полезна для здоровья.

При этом, как бы вы ни гневались, нельзя вести себя неуважительно. Говорите своим дражайшим примерно следующее: «Да, я сержусь на тебя, но это вовсе не означает, что я хочу разрушить наши отношения и причинить тебе боль. Я хочу лишь, чтобы меня принимали всерьёз и ценили».

Научиться управлять своим гневом — только полдела. Нам предстоит учиться правильно реагировать на чужую ярость. Её нельзя ни раздувать, ни игнорировать. Г-жа Тауш и её коллеги обнаружили, что в политическом контексте это приводит к тому, что вас начинают презирать. Когда правительство не обращает внимание на обращённый к нему гнев какой-то социальной группы, эта группа со временем откажется от попыток диалога, и начнётся насилие.

Гнев, подчёркивает г-жа Тауш, следует рассматривать не как деструктивную реакцию, а, скорее, как способ поддержать позитивное и конструктивное для социальных отношений поведение.

Подготовлено по материалам NewScientist.
science.compulenta.ru

Tags: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

67 448 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.